Я рассматриваю инцест как насилие над ребёнком родственниками либо близким окружением, которое призвано заботиться, оберегать и обеспечивать рост и развитие ребёнка.

Это злоупотребление доверием ребёнка. Не важно в каких отношениях кровного родства находиться жертва по отношению к насильнику. Это может быть отец, отчим, дядя, учитель, воспитатель, друг семьи…. важного, что в таких отношениях ребёнок не может выступать на равных по отношению к взрослым.  Инцест в отношении ребенка – это всегда использование и насилие, нарушение границ, злоупотребление доверием — это травма.

Ребенок может себя вести вызывающе, иногда это может быть увидено насильником как соблазнение. В любом случае ответственность  всегда лежит на взрослом, и любые действия, связанные с намерением сексуально стимулировать ребенка или использовать его для собственного возбуждения и удовлетворения, являются насилием!

Ребенка могут обвинять в том, что он сам это спровоцировал. Угрожать, что ему никто не поверит, если он расскажет, могут прямо угрожать расправой.

Второй родитель, зная либо не зная (часто вытесняя и не желая знать, видеть либо замечать) тоже « участвует» в этом процессе. Жертва становится заложником стыда семьи и носителем страшной тайны. Ребёнок остаётся сам на единые с самой не поддержанный никем. Он не может рассказать, не может пожаловаться, получить поддержку, помощь из вне. И в своей семье он часто может быть « козлом отпущения».

Молчать и никому не открывать тайну — это и есть травматизация, когда у психики нет возможности пережить и переработать травму. Она « грузом висит» и оказывает невидимое влияние на все сферы жизни такого ребёнка, когда он вырастит.

Инцест наносит тяжелый удар по стремлению ребёнка сохранить свои личные границы и целостность. Семья не смогла обеспечить ребёнку безопасности, он становиться кульминацией ряда предшествующих событий, когда родители сознательно или бессознательно использовали ребёнка для удовлетворения собственных потребностей.

Инцест представляет собой одно из наиболее тяжелых нарушений отношений, опыт которого накладывает свой отпечаток на личность жертвы, на его жизнь и отношения.

Инцест — это семейный симптом. Это не одно вырванное ужасное событие в жизни семьи, а остальное « все у нас хорошо». Семейная система устроена настолько дисфункционально, что инцест это следствие этой дисфункции.

Глубина травматического воздействия инцестуозного опыта варьируется, она зависит не от травматической силы одного конкретного эпизода, а накапливается на протяжении времени, родительской незаботой, отгороженности, нездоровых отношений, которые выстроены в семье.

Какие последствия травмы во взрослом возрасте?

Функциональное отношение к себе. Проблемы с самооценкой и  самоценностью и все что с этим связано.

Формируется виктимное поведение ( «психология жертвы»). В последствии такой ребёнок может столкнуться с похожими ситуациями, где он не может, не знает как защитить себя, не может ответить обидчику, не знает как взаимодействовать с агрессией другого на себя. Не может отвергнуть, сказать « нет» другому.

Нарушение границ в любых вариациях. Нет чувствительности к ним: где я начинаюсь, а где заканчиваюсь, где начинается и заканчивается Другой — тоже не понятно. Человек переживший инцест толерантен к вторжению в свои границы или склонен залезать на чужие.

Жертвы инцеста всю жизнь чувствуют себя не такими, как все и прикладывают много усилий, чтобы это скрыть от окружающих. Чувствуют себя хуже других, второсортными, испытывают постоянное фоновое чувства стыда. Часто это может изолировать их от других.

Токсическая вина за то, что такое произошло в жизни, вина пред вторым родителем, вина за развал семьи и за все, что произошло в следствии этого инцендента. Ребёнок неосознанно берет всю ответственность за случившееся на себя. Иногда это напрямую говорят ему взрослые члены семьи, что бывает крайне травматично.

В семейной системе происходит путаница ролей.  Иногда ребёнок-девочка может вместо матери выполнять роль любовницы для отца, замещая тем самым мать и становясь с отцом в партнёрские отношения, выигрывая конкуренцию с матерью. Это в дальнейшем сопряжено с невозможностью отождествляться с ней и невозможностью « созреть» как женщина самой. Невозможностью прожить Эдипальную ситуацию и невозможностью в дальнейшем построить « здоровые отношения « с мужчиной. Она может навсегда остаться « в заложниках» своей семейной системы.

Такие дети вырастая, могут сталкиваться с проблемами в сексуальной сфере, сопровождающиеся множеством дисфункций. Травматический опыт может повлиять так, что такие взрослые могут не допускать ни телесной ни эмоциональной близости с другими, потому что не могут отвергнуть, сказать « нет», заявить о своих потребностях в близком контакте.

Не удивительно, что во многих случаях может развиться пограничная организация личности. Ведь нанесённый вред был очень значительным, чтобы быть просто вытесненным в бессознательное.

Терапия травмы инцеста

Довольно редко причиной обращения формируется клиентом, как инцест. Запрос клиента может быть связан с чем то, что касается отношений, сексуальных дисфункций, самооценки и т.д. После в течении работы этот травматический материал может вырваться наружу либо клиент сам может признаться в том, что с ним произошло. Это уже происходит на том этапе терапии, когда налажена эмоциональная связь и доверие между терапевтом и клиентом.

Многие из клиенток могут выглядеть абсолютно «нормально», как сотни других женщин. Но общее впечатление, которое они производят, можно описать как двойственность, амбивалентность, неоднозначность, несоответствие, несоразмерность. Иногда клиентки несколько сессий подряд хотят и не решаются начать рассказывать. А когда начинают, то слова буквально застревают в горле. Жертвами инцеста могут быть не только женщины, но и мужчины. Им сложнее открываться.

Когда запрет говорить снимается, появляется история о насилии. Работа длительная и направленная на проживание утраты, осознание того, что так было,  иногда в восприятии находиться не целостная картина произошедшего, а вырванными кусками. Говорить о произошедшем в присутствии Другого поддерживающего, терапевтично. Психика перерабатывает травматичный материал.

После проявляется много злости и гнева, который был подавлен. Его иногда может быть столько, что клиентка может пугаться того, что разрушит все вокруг. Печаль, слезы, горевание …Принятие, того что было. Не люблю говорить о прощении, оно возможно, если оно созрело, если же нет, то никто не обязан прощать. Прощение как таковое это не выход и не конечный этап к которому нужно стремиться.

Не менее важно попрощаться с надеждой на то, что насильник когда-нибудь признает содеянное и извинится, или изменится и начнет любить так, как нужно. Когда эта надежда умирает, приходит печаль и смирение с прошлым, и появляется другая надежда – на будущее, на неизвестную пока жизнь, в которой есть самоуважение, достоинство, свои мечты и желания.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *