Для начала, сообщу, что именно я подразумеваю под термином «эмоциональная зависимость». В статьях и литературе встречала разное: черная ненаполняемая дыра в душе, невозможность выбора в отношениях, невозможность насытить себя самостоятельно, который немного утихает, когда рядом этот значимый другой, но полностью не исчезает и т п. И все это мне откликается.

 Внутренние особенности зависимой личности

Зависимая личность — это человек, который переживает чувство внутренней «пустоты». Метафорически его описывают как некоторую зияющую дыру в районе груди, которую непременно хочется чем-то заполнить.

Смесь тревоги, тоски и одиночества, которые, как ноющая открытая рана, не дают покоя и доступа к другим переживаниям — удовлетворения, радости, счастья. Именно из-за этих сложных переживаний, зависимый человек стремиться к тому, чтобы как-то заполнить свою внутреннюю пустоту, утолить эмоциональный голод и унять психическую боль. Для этого он начинает поглощать эту «символическую грудь» в виде сигарет, алкоголя, еды, информации и т.д. в надежде как бы вернуться туда, в ранний период жизни и «добрать» необходимый опыт успокоения.

Он пытается «поглотить» в себя того «хорошего родителя», чтобы присвоить его себе и перестать, наконец, тревожиться. Конечно, все объекты зависимости — это лишь суррогаты. Они на какое-то время снижают тревогу, но в целом не способны заполнить внутреннюю пустоту.

Ведь причина травмы зависимого состоит в отношениях с матерью (или тем, кто выполнял функции матери) — то есть той «средой», которая не обеспечила ему должного удовлетворения жизненно важных потребностей. В результате зависимому человеку сложно структурировать время и выдерживать его границы (сеттинг).

Зависимые люди склонны опаздывать и наоборот, затягивать какой-то процесс, им сложно приостановиться и соблюсти рамку. У зависимой личности не сформированы границы «я-не я». Зависимая личность тяжело переживает дистанцию в отношениях: тревога и страх отвержения зашкаливают.

Такой человек стремиться за один прыжок преодолеть «пропасть», то есть стремительно сблизиться с другим, игнорируя постепенность и построение безопасности. Так называемую «пре-контактную зону». Такие люди могут вести себя с малознакомыми людьми так, как буд-то они уже имеют длительный опыт отношений с ними и являются близкими.

Постоянный ненасыщаемый внутренний эмоциональный голод зависимого толкает его на немедленное сближение с другими, в надежде получить желанный «холдинг» — успокоение и принятие. Зависимая личность неспособна или малоспособна к адекватной эмпатии по отношению к другому человеку. Ей сложно поставить себя на место другого и «вместить» в себя проявления другого.

Надо сказать, что именно потому эта проблема и носит название зависимости, т к построена и корни берет из ранней травмы, как и другие виды зависимостей (наркотическая, алкогольная, игровая, пищевая и т п). Единственно эмоциональная зависимость – следствие более поздней травматизации из раннего периода, если можно так выразиться.

Как  начинается зависимость:

Зависимость начинается с рождением ребенка и отношением с мамой, точнее проблемы в отношениях. Этот период охватывает возраст от рождения  до 3х лет. В теории объектных отношений этот период понимается как время формирования «внутренних объектов». Т е сначала малышу нужна только мама и 24 часа в сутки. Потом в ее отсутствие малыш научается утешаться «переходным объектом» — игрушкой или другим предметом, напоминающим маму.

как начинается зависимость

И уже к 3м-4м годам образ мамы в здоровом процессе развития должен быть устойчиво «помещен» во внутренний мир ребенка. Тогда мама становится «внутренним объектом», рождающим утешение и надежду, даже если реальной мамы нет рядом, что для ребенка становится условием установления базовой безопасности и доверия к миру.

Во взрослом возрасте это проявляется как надежда, что «все будет хорошо» даже если в данный момент актуальные события фрустрируют. Эта надежда помогает пережить более-менее устойчиво периоды невзгод в нашей жизни. Так вот, когда что-то идет не так в отношениях с реальной мамой в возрасте до 3х лет (она исчезает или является не поддерживающей), то у ребенка это внутреннее поддерживающее пространство не формируется или формируется частично.

И если совсем не формируется, т е нет совсем образа поддерживающего «объекта» внутри, то выросшему человеку грозит наркотическая и алкогольная зависимость («отношения с веществом» в отсутствие отношений с человеком). Если есть «частичный объект», то возможна пищевая зависимость (пища, как продукт маминой груди, т е части объекта). Ну а если мама все таки была рядом, но отношения с ней были неудовлетворительными для маленького человечка, то психика предпочитает держать в поле зрения пусть «плохую», но все таки присутствующую маму. Внутренний образ мамы остается не целостным (частичным), соответствующим или одному, или другому полюсу: плохая, и тогда во взрослой жизни происходит бесконечный поиск «хорошей» мамы в лице партнера, например, или хорошая, и тогда постоянное игнорирование и незамечание агрессивных проявлений партнера в свою сторону.

В итоге, частичное внутреннее поддерживающее пространство и дает ощущение этой ненасытной дыры. И именно из страха с этой дырой встретиться, люди часто не решаются выйти из токсичных, неподдерживающих и неразвивающих их отношений. Вот так я это вижу, не претендуя на истину в последней инстанции.

Зависимость как неудача сепарации

Теория сепарации и индивидуации Маргарет Малер описывает развитие ребенка до 2 лет.Условием здорового развития является отделение от матери и обретение опоры на собственные индивидуальные качества, знания, навыки, умения и результаты.

сепарация от мамы

Если ребенок вполне «насыщен» матерью в первые полгода своей жизни, у него формируется здоровый интрапсихический образ матери. Именно благодаря этому присвоенному образу хорошей мамы, ребеночек может безопасно для себя постепенно отделяться от нее.

При этом хорошо себя чувствовать, будучи самим с собой и занимаясь какими-то своими делами. Именно присвоенный интрапсихический образ хорошей матери для себя самих и позволяет нам во взрослой жизни чувствовать себя уверенно и удовлетворять свои потребности.

Если у человека не сформирован образ собственной «хорошей заботливой матери» для самого себя, он не сможет чувствовать себя автономным, наполненным и уверенным в жизни, он будет вечно искать свою «утраченную маму».

По сути, зависимые люди не смогли пройти первичную сепарацию от матери в раннем детстве. Им не хватило внешних проявлений реальной заботливой эмпатичной мамы для формирования и присвоения образа хорошего внутреннего родителя для себя самого.

Зависимые — это вечные «сироты», ищущие и никак не находящие свою «хорошую маму», страдающие из-за невозможности быть самостоятельными и счастливыми.

Как это лечить в терапии и на что обратить внимание самому зависимому:

Безусловно, 1е и важное — это умение распознавать свои эмоции, называть их и идентифицировать с их помощью свои потребности.

2е важное условие – работа с телом, и внимание его связи с эмоциональной жизнью. Если в раннем детстве мама и близкое окружение не уделяли должное внимание телесному общению с ребенком — объятья, прикосновения, поглаживания, то выросшему ему гарантированна эмоциональная зависимость: человек будет привязываться напрочь к каждому, кто «правильно» погладит, т к именно телесные прикосновения дают ребенку в свое время ощущение границ собственного тела, ощущение тепла и заботы, а также безопасности.

В связи с этим, многие случаи залипания в отношениях в основе имеют именно залипание на теле партнера и том, что партнер делает с телом зависимого. Важно отметить, что у эмоционально зависимых в том числе есть сложности с пониманием собственной сексуальности, как следствие диссоциации с собственным телом и проекцией своих переживаний на партнера. И тогда кажется, что это партнер единственный, кто может мне доставить такое неземное удовольствие, и нет осознавание, что это моя способность/неспособность получать удовольствие в принципе.

3е важное условие – «залатывание» дыр в идентичности, в противовес заполнению этих дыр другим, поверхностной идентификации с этим другим. Здесь я имею ввиду некоторую работу по выходу из слияния и нахождению своих отличий от другого. Здесь главными вопросами могут быть: «Кто я и каковы мои потребности?». Следующая за этим этапом  – нахождение путей удовлетворения своих потребностей с учетом разных возможностей поля, т е не только с помощью одного партнера, а возможностью привлекать других людей, другие отношения и ресурсы в жизни.

И все это время, простите, эта дыра будет ныть. И единственное, что можно предпринять – это отдаться ей, идти в эту боль, не боясь встречаться с ней и проживать ее, как бы не было сложно и долго. Этот процесс все равно конечен и уж точно с постепенным снижением интенсивности этой боли. Эта работа напоминает недоделанную мамину работу, когда практически каждый день приходится самого себя (и с помощью терапевта) утешать, качать и поддерживать. В каком-то смысле, стать самому себе мамой. И здесь поначалу очень важна роль психотерапевта, который может на своем примере «показать», как быть себе достаточно хорошей мамой. Ведь у клиента этот опыт отсутствует. И постепенно брать эту заботу о себе в свои руки.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *