«Быть хорошей девочкой…» зачем и для чего?

«Быть хорошей девочкой…» зачем и для чего?

Быть Женщиной, Внутренний ребенок, Принятие себя и самооценка

Желание быть «хорошей» — это  желание быть любимым безусловной родительской любовью, готовность жертвовать собой, желанию заключить «выгодную сделку» в обмен на принятие. Для кого мы хотели быть хорошими? Для родителей,  так и продолжаем быть, но уже не только для них, а для мужа, детей, начальника и Мира….

— быть «хорошей» несмотря  на манипуляции окружающих, неспособность их различать и противостоять им.

— быть уязвимой, беспомощной, отвергать свою силу и возможность заботиться о себе, защищать себя, чувствовать свою силу.

— готовность поддерживать неудобные отношения, в том числе с токсическими людьми, которые не могут восполнить дефицит в любви и принятии.

— «доверять слепо», не проверяя, отдавая всю ответственность вместо ее части, и таким образом, не позволяя происходить закономерному взрослению, поскольку именно ответственность за свою жизнь главный признак зрелости.

— стремление «быть хорошей»  несет в себе ряд родительских посланий, таких как: «не расстраивай маму», «не показывай чувств», «не бросай маму»… и одно из самых деструктивных, на мой взгляд, в этой ситуации, «не проявляй плохих чувств», т.е. не злись, а ведь именно они в большей степени способны защитить нас.

— это отказ от себя настоящего, разного, целостного в том числе «не хорошего», как будто только такую способны любить, и тогда, чтобы заполучить любой ценой любовь мамы, я отщепляю другую свою «не хорошую часть».

Но, жизнь построена таким образом, что все стремится к завершению и целостности и каждая ситуация, в которой мы каким-либо образом касаемся этой части, служит для нас поводом и предлогом взглянуть на нее, она хочет быть увиденной, чтоб встретиться с ней и воссоединиться, чтобы снова стать целостным, исцелив своим принятием и любовью все разделяющие мысли.

Эта часть может появиться в любой самый неподходящий момент и заполнить существование страхом и стыдом и поэтому ее появления всегда боишься и пытаешься надежно спрятать эту травмированную часть.

Самой невосполнимой потерей всегда становится потеря собственного «я», ведь если я сама себя расщепляю на части, одну из которых не принимаю, прячу, я знаю, что могу в любой момент, чаще всего самый не подходящий, «рассыпаться» и тогда я не могу на себя опираться и доверять себе в полной мере.

Встреча с раненой детской частью, которой не переносимо быть замеченной, постепенно становится возможной. И, несмотря на то, что она больше всего хочет любви и принятия, при этом она боится напугать собой и сама пугается отвращения, неискренности в свой адрес.

И только постепенное принятие, и воссоединение постепенно делает возможным внутреннее созревание и взросление, совершение выбора, принятие ответственности за свою жизнь и свободу.

От выживания к Жизни

От выживания к Жизни

Внутренний ребенок, Принятие себя и самооценка

Выживание — это состояние жертвы, вечная тревога и страхи за будущее. Это «жизнь» в режиме экономии на всём, т.к. есть ограниченность в ресурсах. Силы и энергия уходят, а куда,  непонятно.  А  по сути – на обслуживание чужих, а не своих интересов, на чувство вины, на соответствие и подстройку  не своим целям и приоритетам. На проживание не своей жизни… Это вечное недовольство настоящим и чувство недостатка. Это «жизнь» с постоянным поиском безопасности.

Все мы выходцы из своих семейных систем.  Все мы были детьми, а иногда и остались ими внутри, хотя физически выросли.

Так вот, этот «раненый Внутренний ребенок» продолжает жить в нас, со всеми своими нуждами. Ребенок приходит в семейную систему под определенную задачу. Он «спасает» родителей, берет на себя часть их ноши, не прожитую боль, которая есть в системе, нерешенные задачи,  и несет их дальше, чтоб разрешить. Понятно, что все это делает бессознательно. Находит себе партнера для жизни (похожего или ну совсем не похожего на родителя), заводит семью или не заводит. В общем делает все, чтоб завершить незавершенные ситуации из детства, спасая родителей и себя.

Но что, если задача «спасателя» разрешилась в семейной системе? Он что-то про себя понял и решил начать жить уже своей жизнью…

Он выбрал себя….

Произошла сепарация, появилось уважение к тому, что было в системе, принятие этого, горевание закончилось, от родителей ничего уже не хочется требовать, присвоены ресурсы. Есть понимание своих дефицитов, есть осознание старых сценариев и манипуляций, а новых Нет….

Так у бывшего «Ребенка vs Жертвы системы» появился шанс начать свою жизнь. Но как? Если нет знания как по-новому-то?

Отказаться от привычного и  комфортного, стабильно знакомого, но не удовлетворяющего бытия, ради нового, не изведанного, полного опасностей и возможностей, рисков. Много тревоги и страха в это идти.

Да!

Нужно много мужества пережить этот  период. Это и есть Путь к (Cчастливой) Жизни… Понятно, что она разная эта Жизнь, и это не про постоянную эйфорию. Счастливая она уже потому, что твоя. Это своеобразный путь Героя!
Но это страшно! Потерять привычную почву под ногами! Кажется, что прыгаешь в пропасть.  Это безумие!

Задача любой большой или маленькой системы — сохранить гомеостаз, сохранить себя. Поэтому путь к цели, это движение с сопротивлениями, где шаг вперед, два шага назад…а еще мало энергии… нет сил двигаться, сползание к старому, много сопротивления к новому опыту, много тревоги, мало поддержки ( ну или так кажеться).

Где брать силы? Не все получается, сталкиваясь с неудачами, постоянно спотыкаться. Еще очень шаткая опора на себя, скорее на везение…так далеко не уйти в одиночку.

путь к новой жизниВыйти в Мир «голым», нуждающимся «родившимся». Страх и тревога зашкаливает, этого так хочется.

Здесь рождается осознание  своей нуждаемости от людей, желание помощи,  зависимости от обстоятельств, людей…

Здоровая зависимость от других. Но и понимание своих ресурсов, и того, что Другие тоже могут нуждаться в тебе. Так возможен честный обмен ресурсами с Миром.

Еще много задач перехода, а именно:

  1. Ответственность за себя и свою жизнь
  2. Осознание, что мешает двигаться и постоянно и скатываться в старые сценарии, способы взаимодействия с миром.
  3. Организация поддержки ресурсного окружения. Те люди которые поддерживают, верят в вас.
  4. Изучение себя и своих ресурсов, что есть на что опираться, что уже получается хорошо.
  5. Рисковать и пробовать новый опыт, ассимилировать его.
  6. Контактировать с миром и людьми по-новому.
  7. Честный обмен ресурсами с другими
  8. Поиск вектора реализации себя, своих талантов, способностей, реализация своих задач, планов
  9. Постепенная опора на себя, а не на везение или случай.

Путь к новой жизни — может быть захватывающем путешествием в познании себя, свои желаний, своих внутренних частей, которые зачастую противоречат одна другой. Так одна часть нас может хотеть двигаться в развитие, а другая сопротивляется и делает все, чтоб остаться где тепло, хорошо и безопасно. Приглашаю поисследовать себя, свои способы, свои сопротивления и ресурсы на свой  однодневный  семинар  29.04 в г.Запорожье. Подробнее тут.

 

Как быть хорошим родителем своему ребенку, если свое детство было не радужным?

Как быть хорошим родителем своему ребенку, если свое детство было не радужным?

Внутренний ребенок, Отношения с мамой

 

На этой неделе «поле» подбрасывает пазлы…ситуации, клиентсие случаи и личный опыт. И вот, о чем подумалось: На сколько трудна и ответственна роль родителя в воспитании. Я разделяю эти две задачи родителей – дать жизнь и воспитать. Очень важна роль родителя в Даре жизни, она бесценна. И здесь много составляющих, главным образом биологические данные – зачать, выносить, родить. В каком качестве и из какого «теста» не буду вдаваться в подробности. Работа организма длящаяся девять месяцев.

Так бывает, что в другой роли (в воспитании) родитель не участвовал, в случае, если эту роль взял другой – приемный родитель. Либо же справлялся как мог, в силу своих сил, возможностей, травм, но не так удачно, как хотелось бы.

В общем о чем это я, а о том, что эта часть «работы» —  воспитать человека, по длительности куда более длительная и сложная и осознанная. Это постоянный баланс между поддержкой (одобрение, принятие, удовлетворение материальных и эмоциональных потребностей) и фрустрацией (установлением правил и границ).

хороший родитель

Я уже давно не претендую на роль идеальной мамы, хотя помню, что очень стремилась. И после почти 3 х лет терапии, когда я вынашивала второго ребенка, я надеялась, что уж точно не повторю всех тех «косяков», которые были с первым. Не все получилось, просто добавились другие «косяки», и они есть.

Почему существует стремление к «идеальному родителю»? Такого родителя хотели все в своем детстве, да и не только в детстве… И каждый родитель наверно, будучи ребенком, говорил себе, что он никогда не будет так поступать со своим ребенком, как в детстве поступали с ним. Большой запрет ложиться на то, чтоб быть « как родители» — холодными, бесчувственными, отстраненными, отвергающими, физически наказывающие, сбрасывающие свое напряжение на ребенка. И такие обещания себе, часто не оправдываются. Почему?

Наши родители живут в нас…и дело их живет….

И ничего не поделаешь, эта часть есть в нашей психике, в нашем бессознательном, такая себе Тираническая часть, она есть и ее некуда не выкинуть. Не стоит о ней забывать и игнорировать, наоборот – важно осознать и принять ее в себе. Если она вытеснена и забыта — она превращается в Тень, которая  живет своей жизнью…

У сына начинается подростковый период, я с опаской жду трудностей, а «косяки» меня…. Дочке еще нет трех, но кризис 3х лет уже в разгаре — ей важно отстоять себя, на все категорично «Я сама!». Истерики этого периода, это сложно переносимый процесс, чтоб не сорваться на крик и не прибегнуть к физическому наказанию, не остановить ее в выражении гнева и недовольства, дать возможность отгоревать  свое «горе», столкнувшись с ограничениями. Не отвергнуть и не проигнорировать, оставаясь в контакте, выстоять «шторм», оставаясь эмоционально устойчивой. Порой это сложно.

Много родительского стыда и бессилия, когда не справляешься, когда знаешь «как нужно делать, но не получается»…

Часто  проблемы с собственными детьми возникают в те периоды, когда и сами родители в этом возрасте не гладко проживали свое детство.

Если ребенок был маленький и к нему плачущему не подходили, или наказывали за это, то во взрослом возрасте такой человек может дать неадекватную реакцию на плач. Плач ребенка для него непереносимый звук, на это он будет раздражаться снова и снова.

Если ребенку отвечали агрессией, то во взрослом возрасте он будет потом агрессировать на своего ребенка. Это паттерн устойчивого поведения. После вина, неуверенность в себе как в хорошем родителе и так до следующего раза…

Выход – в индивидуальной работе с психотерапевтом.

Ведь чтобы выдерживать и принимать ребенка разным — нужно принимать разным себя, и тогда он тоже будет этому учиться. Не отвергать в нем то, что не принимаешь в себе — и тогда он не будет это делать в отношении себя. Быть в контакте с собой и своими чувствами, только так можно научить ребенка знакомиться со своими —  называя и возвращая ему  -так он сохранит связь с собой. Внутренняя расщепленность родителя и игры в жертву и агрессора дают возможность ребенку идентифицироваться либо с тем, либо с другим в дальнейшем….

Родителем быть сложно и интересно, это постоянное самоисследование и развитие, и в первую очередь себя. Они учатся и воспитываются собственным примером…

Сложно быть хорошим родителем, когда ваше детство было трудным, но возможно и это труд по осознаванию, принятию, проживанию травматичного опыта, заботе о себе и своем внутреннем ресурсе. От этого много зависит. И в первую очередь здоровье и благополучие вашего ребенка.

Если понравилась статья, поделитесь:

Не прощать родителей можно!

Не прощать родителей можно!

Внутренний ребенок, Отношения с мамой, Терапия травмы

Мне странно читать, когда пишут о том, что: «Ты должна! простить своих родителей, если хочешь стать взрослой», не разбираясь в контексте и сюжетах, и в ущербе, который был  нанесен психике ребенка. Что обязательно нужно прийти к благодарности родителям, и даже «откапывать» эту благодарность, только так возможно быть взрослым.

У меня много вопросов к таким стереотипам. Я не могу в них вписаться со своим клиентским и терапевтическим опытом – родители бывают разные!

Ребенок обижается на своих родителей, это часть процесса взросления и сепарации. Он найдет и находит на что обидеться, и на «достаточно хороших» родителей, но моя статья не о них.

Я благодарна тем авторам, которые писали и пишут о том, что можно не прощать родителей, когда становится ясно, какие их действия к каким последствиям привели.

Так принято в нашей культуре, что родители — это святое! И такое табу лежит в общественном сознании. Что даже помыслить страшно о том, что родители могут быть не правы, могут быть «преступниками», совершая преступление и нанося ущерб психике и здоровью ребенка, не всегда это регулируется нормами права, хотя то, что может регулироваться этими нормами и законом, часто скрыто и укутано тайной и наложена печать молчания. Что имею ввиду — насилие: сексуальное, моральное, физическое.

Я имею ввиду дисфункциональные семейные системы. Это разные семьи, разных социальных слоев, не обязательно неблагополучных. Где ребенок травмируется многократно и постоянно, иногда с момента своего рождения. Где родители не берут свою взрослую ответственность. И к этому нет даже чувствительности и понимания, что происходит, что-то не так. Такое выражение как «кормили тушу, срали в душу» — хорошо описывает этот процесс.

Такой ребенок — симптом семьи, «козел отпущения». Он приносит себя в жертву родителям из любви к ним, он как пешка во «взрослой игре» своих родителей. Последствия жизни такого «ребенка» во взрослом возрасте мне, как психотерапевту очевидны – затяжные повторяющиеся депрессии, неврозы, зависимости, само разрушающееся поведение, «дырявая идентичность», травмированная сексуальность. Травмированные дети часто остаются привязанными к родителям, не достигая эмоциональной зрелости.

травмированный ребенок

 

В процессе терапии становится ясным, что ребенок в такой семье был всеобщим контейнером для сброса различных подавленных чувств: злости, сексуального возбуждения, стыда, вины, агрессии, отвращения. Перепутанность детско-родительских ролей, где ребенок может быть наравне со взрослым — испытывать гордость от того, что мать посвящает его в сои взрослые разговоры, а по сути, использует. То, мать уже в позиции ребенка, и ждет что ее дочь, сын ее «удочерят». Такие дети приучаются брать ответственность за родителей, еще и о младших братьях, сестрах. Они справляются, но какой ценой?

Границы размыты, и весь происходящий п*здец – невроз матери и отца, за который они конечно же не в ответе. Взрослые не берут ответственность за то, что происходит с ними и не могут обеспечить защиту и безопасное созревание своему ребенку. Неудовлетворение его детских потребностей навсегда оставляют бреши в его идентичности, одиночество, эмоциональный голод, токсический стыд, вина, запечатанная боль, гнев будут искать выхода во взрослой жизни, замороженные, неудовлетворенные потребности будут ждать своего часа, чтоб удовлетвориться….

Матери таких детей могут быть пассивно- агрессивные, созависимые, психологически незрелые женщины, холодные, властные, которые не в состоянии эмоционально поддержать ребенка, и быть взрослой фигурой для них.  Да что поддержать, они в своей травме могут проецировать на своего ребенка то, что им недодали их родители и требовать восполнения дефицитов от своих детей, и конкурировать со своими же детьми. Такие дети –  сироты. Психологические сироты….

По сути, такие себе «плохие объекты». Как один американский психиатр Майкл Беннет в своей книге, называет их придурками. Это жесткое определение и оно имеет место быть.

Родители тоже были детьми, и у них были их родители, они «продукты своей среды» и с этой позиции можно понять, почему они такие, почему так поступали, какой у них их «раненный внутренний ребенок» и как он страдал….. Они  не монстры, чтоб специально причинять страдания. Они травматики….Но это не снимает с них ответственности за их жизнь и их поведение по отношению к их детям. За последствия травм физического и психического насилия.

Так как простить?

Многие авторы вообще не ставят даже об этом вопроса, и не выгораживают родителей. Прощение – это выбор. И оно не гарантирует, что все образуется, родители поменяются, жизнь измениться и все будет хорошо. Будет по-разному и у каждого по-своему.

  • «Прощение» — это самая распространенная защита, сохраняющая связь с плохими объектами. Здесь нужно для начала хорошо разобраться, не является ли прощение детским способом остаться с родителями, в надежде на их изменение?
  • Прощение родителей нужно для того, чтоб продолжались отношения, чтоб удовлетворялась потребность в принадлежности.
  • Прощение больше нужно самим детям, которые не сепарировались от родителей, которые не нашли точки опоры и себя и которым нужен еще родитель, хоть и такой.
  • Простить, чтоб следовать религиозному верованию и стереотипам «Почитай отца и мать твою», которое внушает чувство вины и не дает посмотреть на свои травмы и страдания, сохраняя толерантность к родителям и семье. Здесь может возникнуть много сопротивления, когда отчетливо понимаешь и видишь всю правду….
  • Прощая, мы заявляем Миру о том, что с нами  можно так обращаться, и «Жертва» продолжается

Когда точно известно, что сепарация произошла, немало людей делают выбор отстраниться, чтобы отойти от родителей на такую дистанцию, чтобы те не могли причинять вред. И в этом случае тоже не может идти речь ни о каком «прощении».

Эта песня о прощении: «Не простишь, тебе же хуже будет, психосоматика замучает». Не понятно хуже или лучше. То, что нужно пройти через процесс горевания и проживание боли, это точно. Признать правду о своих травмах и то, что родители не изменяться и не возместят утрат. Не возьмут свою ответственность, и что жертвы были напрасны, никто не компенсирует, не признает своей вины и не повиниться.

Токсический стыд, вина, самоуничижение, саморазрушающее поведение, низкая самооценка – это защиты от боли и травм и возможность сохранять светлый образ родителей, снова и снова принося себя в жертву.

Прощать или нет, каждый решает сам. Всегда есть выбор! А не должествование. Каждому этот вопрос придется решать самому. И это не просто. Иногда на это может уйти не один год терапии, где по кусочкам собирается образ себя, открываются глаза на факты, отдается ответственность и вина, находятся опоры, проживаются вытесненные чувства, это однозначно сложнее, дольше, чем идти в «прощение» пересиливая себя и снова закрывать глаза, без возможности менять свою жизнь.

Записаться на консультацию психотерапевта

 

Если понравилась статья, поделитесь:

Терапия травмы инцеста

Терапия травмы инцеста

Внутренний ребенок, Терапия травмы

Я рассматриваю инцест в рамках сексуального насилия над детьми.

Как правило, оно осуществляется внутри семьи, но насильником может быть и кто-то из окружения, от кого ребенок так или иначе зависит, кому доверяет. Это может оказаться врач, тренер, учитель, сосед, друг семьи, дядя или отчим. При определении травмы инцеста для нас важен не факт кровного родства, а асимметрия отношений, в которых взрослый использует свою власть над ребенком для удовлетворения сексуальных нужд. Инцест в отношении ребенка – это всегда использование и насилие, и это травмирует.

Насилие может осуществляться без прямой угрозы, без физического насилия, под видом игры или доверительной беседы. Ребенок (это бывает с подростками) может сам вести себя соблазняюще и даже получать удовольствие. Но важно помнить, что ответственность всегда лежит на взрослом, и любые действия, связанные с намерением сексуально стимулировать ребенка или использовать его для собственного возбуждения и удовлетворения, являются насилием!

Насильник прикладывает много усилий, чтобы скрыть происходящее. Ребенку могут прямо угрожать расправой, могут предлагать в игровой форме «сделать это нашим секретом». Жертву могут обвинять и стыдить в том, что она сама спровоцировала или даже сама хотела, могут делать ответственной за целостность семьи или здоровье и благополучие второго родителя. «Если мама узнает, она не переживет, нас бросит, папу посадят в тюрьму» и т.д.

Бывают случаи, когда второй родитель знает о происходящем, но также убеждает ребенка не выносить это за пределы семьи. Ребенок-жертва становится заложником стыда семьи и носителем страшной тайны. Он не может никому рассказать, пожаловаться, попросить о помощи, потому что на раскрытие семейной тайны наложен запрет, но он и сам боится рассказывать. Ребенок может бояться, что ему не поверят, обвинят, ему может быть стыдно, что это произошло именно с ним. Даже маленькие дети обычно чувствуют, что с ними делают что-то запретное, стыдное, неправильное, но они не могут себя психологически отделить от родителя.

Собственно, это обязательство молчать о насилии и обуславливает сильнейшую травматизацию. Да, инцест – это грубое нарушение границ, это эксплуатация и унижение, это кошмар, который переживает жертва зачастую в течение многих лет, но невозможность об этом говорить, получить утешение и защиту, усугубляют травму.

Еще отличительная черта инцестной травмы – насилие осуществляет тот, кому ребенок доверяет, кого любит по определению, кто должен заботиться и защищать. Это не просто предательство: родитель как бы становится сексуальным партнером. Путаница ролей накладывает впоследствии характерный отпечаток на личность жертвы и ее способы строить отношения.

Я не могу рассматривать инцест как отдельно взятую травму. Это семейный симптом. Система в которой происходит инцест дисфункциональна. У меня недостаточно случаев для большого исследования, но достаточно, чтобы предполагать множественную травму у жертв инцеста. Они обычно травмированы много раз, и до самого инцеста, и во время, и после. В процессе терапии становится ясным, что ребенок в такой семье был всеобщим контейнером для сброса различных подавленных чувств: злости, сексуального возбуждения, стыда, вины, отвращения. Также почти у всех жертв инцеста наблюдается ранняя травма отвержения.

Матери детей – жертв инцеста – пассивно- агрессивные, созависимые, психологически незрелые женщины, которые не в состоянии эмоционально поддержать младенца, не говоря уж о том, чтобы защитить подросшего ребенка от насильника. Такие мамы очень рано «удочеряются» или психологически «выходят замуж» по отношению к собственным детям, что само по себе оказывается разновидностью психологического инцеста. При этом они властные, эмоционально холодные, контролирующие, функциональные, часто (но не всегда) жестокие матери. Такие матери могут быть поглощающими, а также безразличными, порой циничными свидетелями насилия в семье. Неудивительно, что дети ничего не рассказывают им: безопасность и доверие нарушены.

 

Какие последствия травмы проявляются   во взрослом возрасте?

Продолжительное насилие формирует психологию жертвы. Ребенок получает опыт беспомощности, учится терпеть, подавлять страх, боль, отвращение, гнев. Уже во взрослом возрасте такие люди часто оказываются жертвами насилия, как сексуального, так и психологического.

  1. Функциональное обращение. Ребенка используют, игнорируя его чувства и желания. Вырастая, жертва инцеста стремится быть нужной в близких отношениях, жертвовать своими интересами ради другого, любой ценой соответствовать требованиям других ради хорошего отношения к себе. У них есть страх, что, если они перестанут быть удобными и нужными, их покинут навсегда. И, разумеется, к себе они относятся тоже функционально и даже безжалостно.
  2. Грубое нарушение границ, зачастую отсутствие всяких границ. Непонятно, где Я, где Другой – «мое тело мне не принадлежит, мои мысли, чувства, желания не важны». Чем раньше по возрасту начинается сексуальное насилие, тем более серьезными оказываются последствия для личности. Самые тяжелые – это химические зависимости, суицидальное поведение, пограничное расстройство, психические нарушения, фобии, депрессии, мазохистские тенденции. Все клиенты, пережившие в детстве инцест, формируют зависимое или контрзависимое поведение.
  3. Жизнь во лжи и стыде. Не только жертва скрывает от всех свой позор – каждый в инцестуозной семье о чем-то молчит, каждый выстраивает массу психологических защит, чтобы не чувствовать стыд. Жертвы инцеста всю жизнь чувствуют себя не такими, как все, дефектными, отвратительными, и прикладывают много усилий, чтобы это скрыть от окружающих.
  4. Большинство жертв насилия чувствуют себя виноватымиза то, как с ними обращались. Но жертвы инцеста могут также чувствовать вину и перед вторым родителем за предательство., и за то, что им не удается улучшить отношения в семье, и за то, что они могли получать удовольствие во время насилия, и много еще за что. Токсическая вина клиентов-жертв инцеста – одно из самых трудных, на мой взгляд, мест в терапии.
  5. При инцесте ребенок получает двойное послание: с одной стороны, его посвящают во что-то взрослое, доверяют что-то серьезное, и это вызывает гордость. С другой – он хронически не справляется с возложенной на него ответственностью, роль ему не по силам, и это вызывает отчаяние и бессилие. Вырастая, они так и мечутся между двумя полюсами, впадая то в грандиозность, то в ничтожество.
  6. Путаница ролей в семье и проблемы с идентичностью. В классическом варианте инцеста, девочка, соблазненная отцом, очень рано выигрывает конкуренцию у матери и занимает место жены(любовницы), при этом оставаясь ребенком и дочерью. С ролью женщины для папы она справиться не в состоянии в силу возраста, а идентифицироваться с матерью она не может, так как не доверяет ей – ведь мать сама не справляется с ролью матери и жены. Эти девочки, независимо от возраста, психологически остаются незрелыми, вечно юными «лолитами», умеющими соблазнять мужчин и конкурировать с женщинами. При этом отношения близости ни с теми, ни с другими им недоступны.
  7. Инцест как суррогат любви. Ребенку необходима любовь и забота родителя, и он на все готов, лишь бы ее получить. И зачастую отношения с насильником оказываются самыми близкими. Многие жертвы инцеста, кроме страха, отвращения и стыда, чувствуют и привязанность к родителю, и благодарность за то, что тот проводил с ними время, дарил подарки и пр. В результате происходит подмена, и все значимые отношения сексуализируются. Взрослые клиенты могут сексуализировать разные потребности: в заботе, внимании, признании и т.д. Не осознавая своих истинных желаний, они могут чувствовать возбуждение и соблазнять. Также, если к ним кто-то проявляет внимание, сочувствие, интерес, они воспринимают это, как флирт и приглашение к сексу. Стоит заметить, что далеко не всем жертвам инцеста это свойственно, но психологическая связка «любовь – насилие» есть у всех. Одни заслуживают любовь сексом, другие – принося себя в жертву иными способами.
  8. Раннее сексуальное стимулирование и сексуальная травма ведут к различным нарушениямв сексуальной сфере и в восприятии своего тела. Этих нарушений довольно много, самые распространенные из них – недовольство своим телом, сложность в интеграции эмоциональной любви и сексуальной. Клиентки часто испытывают трудности с возбуждением в близких отношениях, там, где их действительно любят, при этом легко возбуждаются и получают сексуальное удовольствие в случайных связях. Многие жертвы инцеста относятся к сексу, как к чему-то грязному и отвратительному, механистическому, испытывают отвращение и страх перед определенным видом секса. Большинство не могут отказать в сексе своему партнеру, а во время секса не могут сказать «нет», когда действия партнера доставляют им дискомфорт. Подавляющее большинство относится к своему телу очень функционально – не только в сексуальной сфере, но и во всех остальных.

Терапия травмы инцеста

Клиенты приходят к нам с различными запросами, но крайне редко предметом обращения к психологу станет инцест. И довольно редко клиент рассказывает об этом в начале терапии. Есть категория клиентов, для которых заявить об инцесте – своего рода эпатаж. Очевидно, что такое «бесстыдство» является крайней формой защиты от стыда и страха отвержения. Такие клиенты как бы проверяют терапевта или группу на прочность, нападают, пугают своей историей, втайне надеясь, что их не отвергнут и полюбят. Большинство же молчит, а часто и не помнит о совершенном над ними насилии.

Что же отличает клиентов с травмой инцеста?

Внешний облик может производить впечатление небрежности, несвежести, неуместности, вызывать неловкость. Бывают явные или малозаметные дефекты лица или фигуры. Разумеется, все вышеперечисленное – субъективное впечатление терапевта.

Есть другая категория клиенток, которые внешне выглядят идеально: они никогда не придут на встречу с немытыми волосами, а если такое случится, будут страшно переживать и стыдиться. Они чрезмерно озабочены своим внешним видом, и им всегда что-то в себе не нравится — фигура, кожа, волосы, запах тела.

Если рассматривать внешний вид этих женщин как некое послание миру, то первые говорят: «Я отвратительна, отойдите от меня подальше!», а вторые– «Я очень боюсь, что вы заметите, насколько я отвратительна». Именно у них часто наблюдаются психосоматические симптомы и болезни, говорящие о подавленном отвращении. Например, угревая сыпь, герпес,  дерматит,диарея и др.

Жертвы инцеста могут выглядеть подчеркнуто сексуально и соблазняюще (мини-юбки, декольте, высокие каблуки, яркий макияж), либо, наоборот, асексуально(мешковатая одежда, стиль унисекс, неухоженность)

Многие из клиенток могут выглядеть абсолютно «нормально», как сотни других женщин. Но общее впечатление, которое они производят, можно описать как двойственность, амбивалентность, неоднозначность, несоответствие, несоразмерность. Например, юная девушка выглядит очень серьезной и тяжеловесной, в разговоре создается впечатление, что общаешься с пожилой женщиной. Или, наоборот, взрослая женщина производит впечатление маленькой девочки (манера говорить, выражение лица, пластика тела, стиль одежды).

Иногда клиентки несколько сессий подряд хотят и не решаются начать рассказывать. А когда начинают, то слова буквально застревают в горле.

Клиент охвачен стыдом и ужасом, погружается в травматические переживания и часто теряет связь с реальностью. Ему необходимо помочь эту реальность заметить и начать говорить. Обычно я использую простые техники телесного осознавания, предлагаю заметить свое дыхание, свой телесный размер, осмотреться вокруг. Некоторым клиентам нужно удостовериться, что в кабинете достаточно безопасно, некоторым нужно напомнить о правиле конфиденциальности, кого-то успокаивает напоминание о том, что он не обязан рассказывать именно сейчас и все.

Когда запрет говорить снимается, появляется история о насилии, и это само по себе терапевтично. Работа длительная направленная на проживание утраты, осознание что так было, иногда у клиента нет целостной картины происходящего с ним там и тогда, т.к. работают защитные механизмы – диссоциации. После проявляется много злости и гнева, который был подавлен. Его иногда может быть столько, что клиентка может пугаться того, что разрушит все вокруг. Печаль, слезы, горевание …На последней стадии многие клиенты «болеют» идеей прощения. Дескать, чтобы отпустить, надо простить. Лично, я не знаю, как можно простить насильника, пользующегося детским доверием и беззащитностью. Под «простить» я имею ввиду – оправдать и отпустить с миром. Я не подталкиваю своих клиенток к прощению и думаю, что навязывание этой идеи может вызывать законное сопротивление. Жертва не обязана прощать своего обидчика. И может на прощать! Она может это сделать, если захочет.

Для меня важным на этой фазе оказывается способность выйти в некую мета-позицию и взглянуть на свое прошлое, возможно, понять причины, которые подтолкнули семейную систему сложиться именно таким образом. Не менее важно попрощаться с надеждой на то, что насильник когда-нибудь признает содеянное и извинится, или изменится и начнет любить так, как нужно. Когда эта надежда умирает, приходит печаль и смирение с прошлым, и появляется другая надежда – на будущее, на неизвестную пока жизнь, в которой есть самоуважение, достоинство, свои мечты и желания.

 

Как стать себе мамой

Как стать себе мамой

Внутренний ребенок

На написание этой статьи вдохновила меня клиентка, своим вопросом: «Как заботиться о своей внутренней девочке?».
«Стать самой себе доброй мамой» —  был мой ответ.

Но это лишь слова, как можно быть для себя доброй мамой, если у тебя не было «достаточно хорошей мамы». Эту маму ищешь во внешнем мире без разбора «сажая свою внутреннюю девочку кому-то на коленки» и разочаровываешься, потому, что никому нет дела до нее и это не их задача.

Задача родителя создать для ребенка благоприятные условия для физического и психического развития.

Когда мама заботлива, откликается на нужды ребенка, понимает их, называет их ребенку, терпима, снисходительна, может поддержать и выдерживать чувства ребенка она не ждет от ребенка достижений, которые превышают его возможности. Она имеет ресурс поддерживать его в слабости и немощи. Она понимает, что ребенок мал и зависит от нее, ведь она -весь мир для него.

Для мамы желательно поддерживать ребенка на каждой стадии развития, чтоб ребенок успешно решал свои возрастные задачи. А так в жизни бывает не всегда.

Большинство потребностей остаются не удовлетворенными, и они никуда не деваются, а уходит в бессознательное и ждут возможности проявиться. Так формируется структура, которую мы называем Внутренним ребенком – ту часть психики человека, которая содержит в себе опыт (в широком смысле слова), полученный в детстве и в перинатальном (внутриутробном) периоде.

Этот опыт включает в себя эмоции и чувства, телесные переживания, поведение и образы, потребности и мотивацию. Он никуда не исчезает, а продолжает «жить» в психике у взрослого человека и оказывать влияние на его эмоциональное состояние в сегодняшнем дне.

Большая часть психотерапевтической работы уходит на обнаружение Внутреннего Ребенка и конкретных ситуаций, в которых он страдал, принятие опыта, который у него есть.

хорошая внутренняя мама

Так же есть структура «Внутренний Родитель». Это образ реального родителя (мамы или папы) который был в детстве. Будет ли эта “мама” требовательной, наплевательской или заботливой и поддерживающий, зависит от примеров, которые мы видели в детстве: если реальная мама была деспотична, то “внутренняя мама” может быть очень жестокой и требовательной, изматывающей и критикующей. По сути такая вот тираническая фигура, живущая в человеке.

И как имея такую вот «внутреннюю маму», быть для себя хорошей, доброй мамой непонятно как…. Ведь не было соответствующего опыта.

Детство кончилось, но во внутреннем мире продолжают жить маленький ребенок и Большая тираническая, критикующая фигура, которая выступает против него, не считаясь с его потребностями и нуждами. И возможно мамы уже нет рядом, мы сами себе критики, и тираны

Терапия в том, чтоб обнаружить Внутреннего ребенка и дать ему разрешение Быть, Жить, прислушиваясь к своим чувствам, чтобы он почувствовал поддержку, заботу, бережное отношения к своим чувствам и потребностям. Понял, что-то что происходило с ним это нормально, а не стыдно или плохо. И защитить его от «плохой мамы» которая царствует во внутреннем мире, а по сути лишить ее родительских прав.

С чего начинать?

Первое, что мы будем делать по отношению к себе – замечать, что со мной сейчас происходит? Мы учимся понимать себя.  Что хочется? И давать себе это или брать там, где это дают. Что можно чувствовать, ошибаться, не хотеть, хотеть, быть несовершенным, испытывать страх.

Ребенку нужно, чтоб ему об этом сказал Взрослый. В терапии таким Взрослым является терапевт. Терапевт становиться той «доброй мамой», которую в последствии можно присвоить и быть самой себе доброй мамой.

Как стать взрослым? Алгоритм как вырастить себя.

Как стать взрослым? Алгоритм как вырастить себя.

Внутренний ребенок

Как стать психологически взрослым? Что делать если человек не вырос, возраст приличный, а поведение, мышление и жизнь осталось на уровне подростка или маленького ребенка?

Когда с детства ощущал себя не нужным, не способным, не любимым, лишним, плохим.

  • Когда человек застрял в сценарии повторяя судьбу родителей либо живя вопреки ему, а тем самым только усугубляя свой сценарий.
  • Когда не создаются отношения, либо создаются такие, что причиняют боль и страдания.
  • Когда не получается освободиться от родительской опеки, травм, обид на родителей, людей и на свою жизнь.
  • Когда человек должен родителям, боится пойти против их воли, не общается с ними вообще, боится говорить правду, обидеть, жить своей жизнью.
  • Когда боится остаться без любви и поддержки родителей, разочаровать их, быть отвергнутым или изгоем, когда вместо отношений родителей и детей-упреки, претензии и обиды.

Что делать? Ответ один. Растить. Растить самому себя или с помощью специалистов, решать человеку.

Не выросший, не зрелый — тот, кто не знает кто он, не принимает себя, не понимает чего хочет, ждет от других помощи или указаний, обвиняет себя и других, ищет виновных вокруг себя для самооправдания, бездействует, ищет на кого переложить ответственность за неудачи, регрессирует, а в итоге и деградирует, живет в страхах и обидах. Сражается с матерью и отцом со страхом отвержения-поглощения. Это минимальное описание, но я думаю его достаточно, что бы понять кто я?

Алгоритм выращивания себя таков: 

(то же самое подходит и для отношений с отцом)

1 шаг. Признание человеком того факта, что он живет не своей жизнью, делает не то, что хочет, марионетка, безволен, раб, бессилен, пуст, не понимает чего хочет и зачем, на лицо все признаки интоксикации. Я в матери (сценарий), до сих пор не родился, не способен жить автономно. Мной управляют, это не мой выбор. Меня нет. Ощущение и чувства бессилия, пустоты, разочарования.

отношения с мамой

2 шаг. Отделение от матери. Я маленький, а она большая, я ее дитя, она моя мать, мы раздельны. Я не могу больше отравляться, я хочу жить и расти. У матери своя судьба , жизнь и выбор, у меня своя. Я имею право быть собой, поэтому я отхожу на дистанцию. Разрушение липовых семейных ценностей, манипуляций и шантажа. Чувства, ощущения — злость, агрессия, жесткость, горечь, боль, обида.

3 шаг. Отойдя от матери, мы начинаем видеть маму той, которая есть в реальности. Я понимаю кто она, понимаю почему она такая, что с ней произошло, но я за это не в ответе. Я вижу себя в реальности, понимаю и принимаю себя, осознаю, что сейчас, на данный момент, только я за себя в ответе. Я начинаю взрослеть. Мы на равных, мы отделены друг от друга и каждый способен растить себя сам. Отделение и дистанция, как изоляции от инфицирования и интоксикации повторно. Чувства, ощущения — спокойствие, принятие, воодушевление, надежда, прилив сил, интерес.

4 шаг. Процесс роста, сам учусь, сам ошибаюсь, сам исправляю, познаю и принимаю себя, нравится свобода и ответственность, первые достижения, заслуги и опыт приобретенный самостоятельно. Я как бы смотрю сверху на маму и вижу ее, принимаю ее. Я горжусь собой, я понимаю и принимаю ее, ее выбор или неспособность растить себя, изменить свою жизнь. Она просто моя мама, обыкновенная, живая и несовершенная. Мне жаль, что так случилось у тебя и у нас…Чувства, ощущения — удовлетворенность, азарт, воодушевление, прилив сил, спокойствие, уверенность, тепло, радость и сожаление.

5 шаг. Я принимаю и понимаю себя взрослым, я принимаю и понимаю свою мать взрослой. Мы на равных, мы родные, но мы свободны. У меня своя жизнь, у мамы своя, у меня свой выбор и путь, у мамы свое. Каждый из нас имеет право быть собой. Почти взрослость и зрелость. Ощущения и чувства — тепло, спокойствие, легкость, уверенность.

Ресурсы и энергия здесь тратиться уже не выяснение отношений, а направлена на внешний мир! И тогда:

6 шаг завершающий работу. Понимание себя, своего смысла, пути, ресурсов, реализация замыслов, ответственность, взгляд вперед, прогресс, благодарность матери за то, что родила и вырастила, дала что могла, тепло и легкость в отношениях, понимание и принятие. Как правило возврат к ценностям истинным, семейным, желание сохранять отношения, согревать их, в меру сил и возможностей поддерживать, не брать все на себя, а трезво оценивать свои ресурсы.

Если не справитесь сами, приходите, вместе мы сможем, удачи вам!

Повзрослеть

Повзрослеть

Внутренний ребенок

Иногда людям кажется, что повзрослеть — это вырастить своего внутреннего ребенка, трансформировать. Не чувствовать больше страх, растерянность, беспомощность, потребность получать заботу, защиту и безусловную любовь. Это не так.

Взрослым по-настоящему человек становится не тогда, когда перестает быть ребенком внутри, а когда другие перестают ему казаться взрослее. Когда Другой воспринимается «на равных» как партнер. Старше, старее — да. Мудрее и опытнее — да. Но не взрослее.

В структуре нашей личности есть «Родитель», «Ребенок» и «Взрослый» по Э.Берну. Так вот, наш «Внутренний ребенок» никуда не девается, просто постепенно появляется и крепнет фигура «Внутреннего взрослого» который может позаботиться о ребенке, о его потребностях, может его защитить, даже от «Внутреннего родителя», который, иногда, может проявляться во внутреннем мире как критик и тиран, если реальные родители были достаточно «жесткие» в воспитании.

повзрослеть

С возникновением этой фигуры, возможно построение партнерских отношений как «Взрослый»-«Взрослый» на равных. Когда восприятие таким образом меняется, слова о том, что тебе никто ничего не должен, перестают быть просто словами.

Появляется чувство ответственности за все, что с тобой происходит, потому что странно ее перекладывать на того, кто такой же, как ты, со своими нуждами, потребностями, а может и травмами. Конечно это не происходит по взмаху волшебной палочки, что вот в один прекрасный день….
Появляется возможность по-разному взаимодействовать с миром и людьми, больше возможностей для проявления: иногда по-родительски позаботиться, иногда по-детски пожаловаться, иногда по-дружески помочь, или, наоборот, попросить.

Умение зарабатывать деньги.  Халява уже не кажется такой сладкой, уже не хочется за лесть на «родителя» и свесить ножки.  Уметь делать работу, отвечая за результат,  не «сбегать», а встречаться с ответственностью.

Умение не искать маму. Маму в муже, в мужчине в первую очередь. Уметь быть с собой, поддерживать, заботиться о себе, ощущать свою ценность самой и любить себя — самой. Не «садить свою внутреннюю девочку кому-то на коленки», а самой быть себе мамой.

Так приходит любовь, благодарность и желание отдавать за то, что тебе дают, чем-то делятся с тобой, теплом, поддержкой, временем, ресурсами, не потому что «должны» и «обязаны»а от избытка или желания поделиться, ведь мы здесь на равных. И у каждой » девочки» это свой Путь, он не простой и иногда длиннее чем хотелось бы…

поддержка

Отчего же бывают проблемы со взрослением, если это так легко? Если достаточно просто увидеть это и понять? Почему это бывает сложно?

Все дело в нашем «внутреннем ребенке, который еще в дефиците безусловной любви, заботы, ждет, что еще кто-то до даст, до любит. Ребенок, который чувствует страх, растерянность, беспомощность. В тех случаях, когда эти потребности не были удовлетворены в достаточной степени в детстве теми, кто на самом деле тогда был взрослее, кто был ответственен тогда за ребенка….
А теперь больше некому эти потребности предъявить. А они есть…и признание своих детских потребностей и нужд -это тоже шаг к взрослению. И большое разочарование и горе в этом моменте…..что уже никогда тебе не вернут этот долг…что родитель и сам то не был взрослым и не мог этого дать…

Процесс «взросления» долгий, сопряжен со страданиями и разочарованиями, но постепенно, «меняется адресат» и уже ты сама можешь позаботиться о себе, удовлетворить свою нужду, прислушаться к себе и распознать, что с тобой? а что я хочу?,как я могу это получить?

Теперь это уже наша задача распознать и обеспечить себе эти нужды. Сложно конечно это сделать самостоятельно, ведь если в детстве не было этого «взрослого» рядом, на которого можно было опереться, кто бы защитил и позаботился, то нет этого «взрослого» и в структуре психики, нет опыта поддержки и заботы о себе. Вроде все так просто, возьми и дай себе сама все, а нет….

И здесь хорошая новость, что этот опыт можно получить в терапии, в отношении с  терапевтом, у которого есть эта поддерживающая фигура. Который терпим и достаточно чуток к потребностям «ребенка», который может помочь в осознании потребностей и нужд, который может поддержать, и на момент терапии стать опорой, той взрослой фигурой, в которой нуждался ребенок. Так можно постепенно»взращивать» своего » Взрослого».

 

Комплекс «Козла Отпущения»или раненный Внутренний Ребенок

Комплекс «Козла Отпущения»или раненный Внутренний Ребенок

Внутренний ребенок

Выражение «Козёл отпущения»  обозначает человека, на которого возложили ответственность за действия других, вину за неудачу для того, чтобы скрыть её настоящие причины и настоящего виновника. Это обвинение служит оправданием другим людям (гонителям), снимая с них ответственность за происходящее и тем самым сохраняя и укрепляя их чувство собственной силы и правоты.

Независимо от того, в какой мере родители могли согрешить, навредив ребенку, человек, который на самом деле является взрослым, посчитает их грехи своими начальными условиями, которые следует принять в расчет. Только дурака может интересовать вина других, ибо он ничего не может изменить. Мудрец получает знания и опыт из своей собственной вины. Он может себя спросить: «кто же я такой, если все это должно было случиться именно со мной?»

К.Г.Юнг.

Поиск козла отпущения означает поиск того, кого можно отождествить со злом, ненавидеть за это и изгнать из коллектива (семьи), чтобы остальные члены сообщества не чувствовали вины и продолжали себя вести согласно коллективным нормам.

Козел отпущения — это проекция теневых, отвергнутых качеств членов группы, которые им  не нравятся в себе, и поэтому проще всего эти качества  просто не видеть. Прогоняя «козла отпущения», коллектив изгоняет вместе с ним все теневые стороны себя, а это позволяет и дальше находиться в спокойной иллюзии своего совершенства.

«Козла отпущения» отвергают как «гадкого утенка», ибо он нарушает групповые нормы и ожидания. Он «не такой как все», его считают ненормальным, потому что его поведение не соответствует правилам и ценностям окружающих. При этом, изгоняемые часто обладают ценностями, необходимыми этой группе, но эти ценности находятся в тени.

Человек в роли «козла отпущения» испытывает двойственное ощущение: избранного и жертвы одновременно. Выбирая быть избранным, и выбирая идею добра и самопожертвования, он становится носителем «общего греха», принявшего на себя вину «всего человечества», и подобно Христу, отождествляясь с пророком,  стаёт тем, кому предназначено это сделать. Искупая «общественный грех», он превращается в  изгоя. Роль козла, роль жертвы, — это выбранная роль, на которую безропотно соглашаются, неосознанно находя  плюсы для себя. Во всем этом есть и святость и грех…

В древнем иудейском ритуале, придуманном для очищения коллективной совести,  фигурировали два козла. Один из них приносился в жертву Богу, чтобы его кровь могла очистить, освятить скинию собрания, алтарь. Люди верили, что кровь козла смиряет гневного Бога и служит очищением. Останки же козла считались нечистыми и зарывались в землю за пределами селения. Второго козла выгоняли далеко за пределы селения в пустынную степь  « и понесет козел на себе все беззакония их в землю непроходимую…» Козел – изгнанник уносил с собой пятно позора и вины. Так происходило своего рода отпущение грехов без исповеди и покаяния, более ничего не омрачало святость, и можно было еще год спокойно жить дальше.

Тогда же бытовала и другая традиция —  в пустыню изгоняли не только козлов, а и людей, которые отождествлялись с козлами отпущения, были неугодными, преступниками, отлученными от церкви и осужденными на жизнь в одиночестве.  Пустыня становилась проклятием, где человек чувствовал свое ничтожество и как будто попадал в ад при жизни. Изгнанники были обречены на жизнь в одиночестве и скорую смерть, ведь выжить в одиночку было трудно, почти невозможно. Они могли даже жаждать смерти, которая даст им окончание изгнания, или же испытывать сильное чувство сожаления о том, что они появились на свет.

И сейчас, спустя множество веков, существует эта пустыня. Только присутствует она не на карте мира, а во внутреннем пространстве личности человека, который идентифицируется с «козлом отпущения». Те прошлые образы обвиняющих гонителей и козла отпущения,  оказываются вездесущими. Именно они запрещают человеку в роли «козла отпущения» свободно жить, достигать успеха, двигаться в конкретном направлении, обвиняя его во множестве «грехов». Эти образы транслируют человеку, что он слишком уродлив, недостоин, не похож на других и этим заслуживает только осуждения и порицания. Эти внутренние образы обвиняют человека в том, что он недостоин любви и уважения, обвиняют в том, что он не просит помощи и  в том, что он не может  принять помощь,  обвиняют в том, что он не может измениться и стать таким, чтобы оправдывать ожидания окружающих. Поэтому человек  боится, что боль отвержения присутствует везде.  Он отвергает себя, отвергает других  ранее, чем начнут отвергать его.

Столкнуться с ролью «козла отпущения» в социуме можно повсеместно: в семье, в школе, на работе. Это как заразная болезнь, заразившись которой в семейной системе, можно ее переносить дальше по жизни из одной «системы» в другую…

Так ребенок чувствует себя «паршивой овцой в своей семье», сбившимся с правильного пути. О его чувствах отчужденности и вины редко догадываются родители. Он живет с непроходящей душевной болью, испытывая ярость, страх, уязвленность, обиду на то, что он отвергнут, не любим самыми значимыми для него людьми – мамой и папой. Дело доходит до безнадежности и отчаяния. Отвержение ощущается им как наказание только за то, что он живет на свете. Внутренний гонитель (формируется из моральных суждений отца и матери) и жертва в нем сплелись воедино. И все, что будет происходить во внешней реальности, в семье в коллективе, будет лишь проекцией его внутреннего мира, отчужденный от других, он будет отчужден от самого себя, от своей идентичности…

Обычно семья человека, идентифицировавшегося с «козлом отпущения», уделяет большое внимание внешним аспектам благополучности. Это похоже на красивый фасад, сигналящий о том, что у нас хорошая и правильная семья, но внутренне присутствуют кричащий признак дисфункциональности – появление «козла отпущения». Часто это ребенок или больной член семьи, который «портит всю картину». Он совершенно выделяется на фоне других. Для родителей такой ребенок как угроза их благополучности, как очевидец того обмана, тщательно скрываемого даже от самих себя, который лучше не замечать. Как у ребенка, который видит, что на самом деле король голый,  взгляд «козла отпущения» часто настроен на более глубокие уровни психики, он более восприимчив и сенситивен. То, что говорит ребенок, часто не осознается окружающими и отвергается ими из-за возникающего дискомфорта и страха, что их «раскусили», поэтому «козлов» стыдят и отвергают за это.

Каков выход из всего этого?

Какая ценность для системы, семьи, коллектива  скрыта в «козле отпущения»? В теневом, негативном полюсе, с которым он идентифицируется, содержится много вытесненной жизненной энергии, с которой может взаимодействовать только «козел отпущения» и таким образом канализировать энергию в два пути: в творческое самовыражение или в помогающую профессию.

Так художник может сохранять и выражать напряжение любого уровня, находясь в пространстве сакрального процесса. Он может найти и создать формы, которые передают его собственное видение и его собственную страсть, выражаясь в искусстве, которым восхищаются…

Целитель может быть спутником людям, имеющим травму, чтобы облегчить страдания других людей и свои собственные. В той мере, в какой им удастся проработать свои собственные страдания, достигнув целостности, они могут помочь другим достичь осознания и исцеления, способствовать их развитию.

Таким образом, изгнанный из коллектива «козел отпущения», возвращается обратно в коллектив, чтобы служить людям, удовлетворяя их глубинные и самые сложные потребности. Он выполняет функцию посредника между сознательным и бессознательным. Наряду с художниками, шаманами, ведьмами, священниками, он может работать, обязательно сталкиваясь с материалом, вытесненным культурой, и бороться с ним, проецируя Тень.

Исцеление внутреннего ребенка или шаг на встречу к себе

Исцеление внутреннего ребенка или шаг на встречу к себе

Внутренний ребенок, Терапия травмы

Внутренний Ребенок – это часть нашей психики, нашей личности, которая выражает образ нашего истинного «Я», потенциал личности, ее уравновешенность, целостность и жизнеспособность, непосредственное самовыражение, умение найти выход из любой ситуации, принятие и открытость миру.

Человек со здоровой частью ( Внутренним Ребенком) ведет себя непринужденно, творчески, игриво и радостно. Он умеет искренне смеяться над самим собой и тем, что с ним происходит. Он в гармонии с собой и окружающим миром.

В каждом из нас живет Внутренний Ребенок. Это девочка или мальчик, у каждого внутреннего ребенка свой возраст, чаще это возраст, когда возникла рана, когда он начал испытывать боль. Иногда это целый детский сад, если травматичных эпизодов было много.

Все, что нужно ребенку – это полное принятие его как личности, понимание и удовлетворение его истинных потребностей, закладывание позитивных образов себя и будущей жизни. Если родители обеспечивают ему эти условия, ребенок благополучно взрослеет и становится счастливым и успешным человеком, реализуя свой творческий потенциал. Если же потребности ваших родителей не были удовлетворены, когда они были детьми, им трудно будет удовлетворить ваши потребности. Ну это конечно в идеале, в реальности все мы травмированы, кто в большей, кто в меньшей степени.

Родители могут высмеивать своих детей, не позволять им выражать свои истинные чувства. Им трудно уважать своих детей как отдельных личностей. В результате они лгут, бьют, угрожают им, изолируют их, не верят, презирают, принуждают, унижают и вторгаются в их личное пространство: «Руки у тебя не из того места! Да кому ты такая нужна! Лучше бы тебя не было! Лучше бы я сделала аборт, как собиралась! Я ради тебя всем пожертвовала, а ты…!»

В подсознании такого ребенка формируется негативный образ себя. И тогда многие отрекаются от себя еще в детском возрасте. Мы больше не хотим иметь ничего общего с этим перепуганным и глупым ребенком. Так возникает непринятие себя и нелюбовь к себе. Теряется контакт с собой настоящим – внутренним ребенком и мы перестаем слышать себя.

«Раненые» дети вырастают и начинают самостоятельную жизнь. Но они только выглядят взрослыми. Они страдают от бесчисленных ран, залечить их нелегко, но легко тронуть и разбередить уже во взрослом возрасте.

Почти каждый ребенок дает себе “тайную клятву” в том, что, когда вырастет, не будет говорить своим детям тех слов или совершать поступки, которые говорили или совершали по отношению к нему. К сожалению, многие став взрослыми, убеждаются, что нарушают эту клятву, говорят или делают по отношению к своим детям именно то, что делали по отношению к ним, и часто используют те же самые методы или слова. Почему же так происходит?

Во внутренней структуре нашей психики есть еще Внутренний Родитель — это проэкция наших реальных родителей, образ. и может так случиться, что уже и реальных родителей и на свете уже нет. Но в психической структуре человека «Внутренний родитель» все еще «воспитывает» Внутреннего ребенка.

Такой порочный круг жестокости будет беспрепятственно передаваться от поколения к поколению, если не изменить эту модель. Для этого необходимо исцелить своего внутреннего ребенка. В этом может помочь терапия и хороший специалист.

А можно очень долго холить и лелеять свои раны и шрамы. Это дает ряд преимуществ. Можно не взрослеть, не брать ответственность за свою жизнь «назло маме». Можно бесконечно что-то доказывать – и так вроде появляется цель в жизни. И очень часто мы именно этим и занимаемся. Мы постоянно вспоминаем, как несправедливо к нам относились родители. Как нас обижали или унижали. И здесь я не оправдываю родителей, это их ответственность, а наша ответственность сделать счастливой (на сколько это возможно) свою жизнь счастливой из того «наследства» что нам досталось.

Положение маленького обиженного ребенка может быть очень  выгодно. Если бы не одно но, пока мы жуем свои обиды и претензии, наша жизнь проходит. Мы не можем жить полной жизнью. Не можем быть собой. Не умеем строить отношения. Становимся  не самыми лучшими родителями. Можно ничего не делать в своей жизни и всю ответственность за это складывать на родителей. Ведь гораздо проще ничего не делать – а крайние уже найдены. Да наши родители дали нам меньше, чем нам нужно было, и это невосполнимо уже…Наша задача принять то, что они дали, а остальное сделать для себя самостоятельно, позаботиться о себе.

Можно взять листок бумаги и написать все то, что мы не получили от родителей, в чем мы нуждались, писать столько, сколько пишется, чтоб ничего не забыть, может быть тебе не хватит даже листа на это, возьми еще один. После чего в самом верху листочка пишем: «Это я могу сделать  для себя сама». Перечитываем список…

Найдите те уроки, которые преподнесли  родители, в них однозначно есть ресурс для вас и вашей дальнейшей жизни, а может и наша Миссия…

Примите своих родителей такими, какие они есть. В некоторых случаях это действительно может быть сложно, если в детстве был пережит очень травмирующий опыт. Они люди со своим жизненным опытом, характером, замарочками, со своими слабыми и сильными сторонами. Они люди и как и все — не идеальны….Возможно у них было далеко не радужное детство. Скорее всего, у  родителей нет того, что нам нужно. И именно поэтому они  этого не дают. Просто у них нет этого. Они сами не получили этого потока. Их самих никто не долюбил в детстве. Но все-таки они много дали нам. Все, что могли. Иногда – только жизнь. Но ведь и это – уже ценный дар и бесценный урок.

Перестать ждать, что они изменятся. Принять, что так будет всегда. Даже если это безумно больно признать. Найти источник, которым можно заполнить  дефицит, ведь мир изобилен. И в нем есть то, что вам нужно. Более того, этого очень много – и хватит на всех. Нужно учиться заботиться о себе, видеть ресурс для удовлетворения своих потребностей, и позволять себе усваивать. Иногда это долгий процесс требующий поддержки психолога, психотерапевта.

Чего вам больше всего хочешь от родителей? Любви? Понимания? Поддержки? Ищите это там, где этого много. Ведь кто сказал, что все это мы должны и можем получить только от родителей?  Через родителей мы получаем свою жизнь – и это уже более чем ценно.