Желание быть «хорошей» — это  желание быть любимым безусловной родительской любовью, готовность жертвовать собой, желанию заключить «выгодную сделку» в обмен на принятие. Для кого мы хотели быть хорошими? Для родителей,  так и продолжаем быть, но уже не только для них, а для мужа, детей, начальника и Мира….

— быть «хорошей» несмотря  на манипуляции окружающих, неспособность их различать и противостоять им.

— быть уязвимой, беспомощной, отвергать свою силу и возможность заботиться о себе, защищать себя, чувствовать свою силу.

— готовность поддерживать неудобные отношения, в том числе с токсическими людьми, которые не могут восполнить дефицит в любви и принятии.

— «доверять слепо», не проверяя, отдавая всю ответственность вместо ее части, и таким образом, не позволяя происходить закономерному взрослению, поскольку именно ответственность за свою жизнь главный признак зрелости.

— стремление «быть хорошей»  несет в себе ряд родительских посланий, таких как: «не расстраивай маму», «не показывай чувств», «не бросай маму»… и одно из самых деструктивных, на мой взгляд, в этой ситуации, «не проявляй плохих чувств», т.е. не злись, а ведь именно они в большей степени способны защитить нас.

— это отказ от себя настоящего, разного, целостного в том числе «не хорошего», как будто только такую способны любить, и тогда, чтобы заполучить любой ценой любовь мамы, я отщепляю другую свою «не хорошую часть».

Но, жизнь построена таким образом, что все стремится к завершению и целостности и каждая ситуация, в которой мы каким-либо образом касаемся этой части, служит для нас поводом и предлогом взглянуть на нее, она хочет быть увиденной, чтоб встретиться с ней и воссоединиться, чтобы снова стать целостным, исцелив своим принятием и любовью все разделяющие мысли.

Эта часть может появиться в любой самый неподходящий момент и заполнить существование страхом и стыдом и поэтому ее появления всегда боишься и пытаешься надежно спрятать эту травмированную часть.

Самой невосполнимой потерей всегда становится потеря собственного «я», ведь если я сама себя расщепляю на части, одну из которых не принимаю, прячу, я знаю, что могу в любой момент, чаще всего самый не подходящий, «рассыпаться» и тогда я не могу на себя опираться и доверять себе в полной мере.

Встреча с раненой детской частью, которой не переносимо быть замеченной, постепенно становится возможной. И, несмотря на то, что она больше всего хочет любви и принятия, при этом она боится напугать собой и сама пугается отвращения, неискренности в свой адрес.

И только постепенное принятие, и воссоединение постепенно делает возможным внутреннее созревание и взросление, совершение выбора, принятие ответственности за свою жизнь и свободу.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *